Мое сокровище

Поздний ребенок для женщины — это колоссальное напряжение. Это постоянное острое ощущение счастья и постоянный страх, граничащий с паникой — вдруг я делаю что-то не так? Вдруг я плохая мать? Вдруг я допущу непоправимую ошибку и причиню зло самому дорогому существу на свете? Существу, которое любит тебя, доверяет тебе, зависит от тебя полностью? Так и умом недолго тронуться!

Все эти переживания я испытала сполна. Я родила ребенка в 34, после 9 лет совместной жизни. У нас с мужем даже шутка была, что все нормальные люди рожают через 9 месяцев, а мы через 9 лет. Сын наш вымоленный, выстраданный и очень долгожданный.

К счастью, мы как-то пережили уже его первые 7 лет, в течение которых он окреп, подрос и стал довольно увесистым сокровищем) И как-то привыкли к своему родительству, обвыклись в этой роли.

Теперь я знаю, как справляться с приступами паники, куда звонить и что делать в разных ситуациях, далеко не во всех, но отчасти знаю.

Теперь на первый план вышло воспитание.

Во-первых, подпишусь под фразой, что еще непонятно, кто кого воспитывает! Я четко осознаю влияние на себя сына, и то, что без него я была какая-то невоспитанная. Я стала гораздо ответственнее, взрослее, обязательнее, он сбил с меня самомнение в некоторых вопросах и развил мое чувство юмора.

Еще я заметила, что в своем ребенке больше всего возмущают те качества, которые он перенял от тебя самого. Упрямство в сыне и его желание сделать только по-своему страшно меня доставали, пока я не увидела себя в нем, как в зеркале. После чего умилилась и приняла все как есть. Но это не мешает нам искрить периодически. Тяжело, когда ребенок настолько не поддается давлению, приходится развивать в себе дипломата и искусство подкупа)

Главное, что я поняла — дружба важнее всего. За правду, даже горькую, мы его не ругаем. Доверие и близость стараемся развивать.

Важна честность. Если обещал ребенку никому не рассказывать его секрет — не рассказывай, будь честным. Хотя бывали истории, от которых у меня глаза вылезали на лоб и волосы вставали дыбом. Тогда я честно предупреждала, что эту информацию мы должны донести до папы, потому что она опасна для жизни и здоровья, такую скрывать от него нельзя.

Когда я не понимаю, как поступить в той или иной ситуации, связанной с сыном, я оправдываюсь тем, что я взрослый психолог, а не детский. А еще, что для своего сына я просто мама, а не специалист по психологии, поэтому я звоню его школьному психологу или другим профильным знакомым.

Но, несмотря на взрослую специализацию, иногда ко мне обращаются дети лет 15-17. Я предупреждаю их и их родителей, что буду работать с ними как со взрослыми, так и работаю. И честно предупреждаю родителей, что не буду рассказывать им содержание сессий. Если они считают, что их ребенок дорос до взрослого психолога, значит он дорос и до тайны исповеди тоже. Не все родители с этим согласны, и в таких случаях мы расстаемся.

Была пара работ с детьми помладше, но со взрослыми задачами. Спортсмены, например, со мной работали. Вполне успешно, для взрослых задач подходит взрослый психолог, даже если ты еще ребенок.

Но по большей части я работала с родителями детей. В психосоматике такое правило — если у ребенка до 11 лет проблема, работать надо с его родителями. Если старше — и с ребенком, и с родителями. Но каждый случай индивидуален.

Среди детских проблем, с которыми мне удалось справиться, были: панические атаки, алопеция (облысение), проблемы с поведением и ряд других.

Если у вас есть проблемы с детьми, для решения которых требуется психолог или психосоматолог, обращайтесь ко мне за помощью. Пишите мне в личку и записывайтесь на сессию, разберемся вместе.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: